Неизлечимых болезней нет!

На этом занятии, дорогой друг, я расскажу о людях, сумевших победить тяжелый недуг. В народе говорят, что Господь не дает человеку испытаний больших, чем он может вынести. Но когда читаешь про таких людей, как Валентин Дикуль, Леонид Красов, Сергей Бородин, Николай Амосов, то поневоле удивляешься: неужели можно было вынести такое сверхиспытание? Оказывается, можно!

Я надеюсь, что примеры этих людей помогут тебе обрести веру в свои собственные силы и понять главное: врачебное вмешательство – на самом деле только дополнительная помощь и поддержка. Излечиться же человек может и должен сам!

Но вернемся к этим удивительным людям. Давайте заочно познакомимся с ними и узнаем о том, что с каждым из них случилось.

ЛЕОНИД КРАСОВ. Врач, хирург, тренер. Более 30 лет назад с ним произошла трагедия, о которой он рассказывает в своей книге «Одолевший неподвижность».

«Был прекрасный солнечный день, и мы с друзьями вдоволь накатались на лыжах, а потом под занавес произошло ЭТО. Словно на экране вижу лес, укрытый снегом, будто гигантскими хлопьями ваты, голубое небо и себя, беспомощно распростертого на снегу. Медленно открываю глаза. Что случилось? Почему я лежу в такой неудобной позе? Пытаюсь подняться, но тщетно. Я как будто связан по рукам и ногам и пригвожден к земле. Что такое со мной? Неужели? Да!

Столб. Откуда он взялся на моем пути? Словно вырос из под снега. Не смог я, как в слаломе, обойти его. Он загипнотизировал меня, парализовал волю. Я не слышал хруста сломанных позвонков, все совершилось так легко и просто, как будто веточка треснула. Но словно удар электрического тока оглушил меня, пронзив тело, и оно, отрикошетив от неожиданного препятствия, еще долго катилось, кувыркалось и переворачивалось безвольной мертвой грудой по крутому склону, пока не иссякла сила инерции и я не замер, скрючившись на боку в неудобной позе.

Попытался сделать движение и тут же закричал от боли. Но крика не услышал, будто он застрял в горле. Что то душное, тяжелое навалилось на грудь и я, как выброшенная на сушу рыба, широко раскрывал рот, отчаянно пытаясь втянуть в себя воздух. Но он не входил и не выходил из грудной клетки, словно твердый панцирь сковал ее.

Тело мое странно неподвижно. Ноги нелепо, неестественно раскиданы, словно отделены от меня. Что с моим телом, всегда таким ловким и послушным? Оно стало каменным, я потерял над ним всякую власть. Не могу шевелить ни руками, ни ногами. Не в состоянии даже повернуть голову. И только мозг работал совершенно ясно и мысли были поразительно активны.

Предварительный диагноз мне, врачу хирургу, поставить было нетрудно: перелом позвоночника. Я парализован. Получившие подобную травму либо сразу гибнут, либо потом бесконечно долго умирают. Одно неверное движение – и острые осколки поврежденного позвонка вонзятся в вещество спинного мозга. А это конец».