Главная

Не сворачивайте с правильного пути. Часть 4

И наконец, самое главное – опасность «скольжения» по жизни, то есть жизнь без любви к Богу и к своим ближним. О том, к каким последствиям и болезням приводит стремление «жить как все», мы уже знаем. Именно поэтому следующий этап избавления от духовных, душевных и телесных болезней – приход к искренней вере и любви к Богу.

Душа каждого человека по природе своей – христианка, она стремится к Богу, без жизни с Богом она становится мертвой. Об этом тоже довольно подробно говорилось выше. Господь, наш Отец Небесный, заботится о каждой душе, и поэтому каждый человек, рано или поздно, но обращается к Богу. Разумеется, каждый приходит своим путем: кто то – испытав смертельную опасность, кто то – через исцеление от тяжелого недуга, а кто то – через какие либо жизненные обстоятельства.

Очень показательна в этом плане история одной глубоко верующей женщины, в прошлом балерины Большого театра. Произошло это много лет назад, когда балерина находилась в довольно тяжелой жизненной ситуации. Она одна воспитывала дочь, очень уставала на работе, денег на жизнь хронически не хватало, но больше удручала жизнь в коммунальной квартире, где соседи были в прямом смысле слова асоциальными личностями – пьяницы, дебоширы, хулиганы. Поскольку площадь ее комнаты перекрывала минимальные нормы по квадратным метрам, то ордер на отдельную квартиру ей давать не спешили.

И вот однажды вечером, после работы, очень уставшая и обеспокоенная тем, что в одной квартире с алкоголиками находится ее дочь, балерина ждала троллейбус. Настроение было подавленное, душа, как говорится, не на месте. На остановке никого не было, несколько позже подошел пожилой мужчина очень благородного вида. У него было доброе, открытое лицо, седая борода, одет был в длинное, черного цвета пальто. Незаметно для себя женщина разговорилась со случайным попутчиком и выложила ему всё, что ее так сильно огорчало: и то, как устает на работе, и как трудно одной поднимать дочь, и как тяжело жить с такими соседями. Мужчина ее внимательно выслушал, после чего спросил: «А вы в Бога верите?» «Нет», – ответила женщина. «Это плохо, надо верить». И тут подошел троллейбус, совершенно необычный – он был настолько ярко освещен, как будто внутри него находилось солнце. Троллейбус не остановился, а лишь притормозил, и случайный собеседник запрыгнул на подножку. «А Вам куда?» – только и успела спросить женщина. «Мне на Сокол», – услышала она в ответ.

Об этой удивительном эпизоде балерина рассказала своим знакомым, и реакция у всех была разной – кто то сказал, что она слишком устала и ей всё это пригрезилось, другие ее знакомые деликатно посоветовали обратиться за помощью к врачу, и только одна сказала: «А сходила бы ты в церковь». «Да, надо, пожалуй, сходить», – согласилась балерина и вскоре об этом забыла. Но, спустя несколько месяцев ей довелось быть в районе метро «Сокол». Совсем рядом с метро она увидела такую красивую небольшую церковь, что возникло желание зайти внутрь. Войдя, она подошла к иконе святого Николая Чудотворца и, к своему огромному удивлению, узнала того случайного знакомого, которому холодным осенним вечером поведала о всех своих бедах. И тут, осознав, кто ей тогда явился, женщина упала на колени перед образом святого и долго долго рыдала… Спустя три месяца она получила ордер на отдельную квартиру.

Итак, переосмыслив все прожитое, раскаявшись в содеянных грехах, осознав, что на всё воля Божия, человек приходит к вере, к Богу, избрав единственно правильный путь спасения. И вот, чтобы не свернуть с этого пути, не растеряться, не разочароваться, надо понимать, что на всяком тернистом пути есть свои подводные камни. И чтобы наша вера не разбилась о «рифы», давайте сразу попробуем вместе их обойти.

Не сворачивайте с правильного пути. Часть 3

Стало быть, необходимо чистосердечным и глубоким покаянием очистить свою душу от греха.

Часто бывает так: человек в довольно зрелом возрасте приходит к вере, старается жить по заповедям Божиим, регулярно исповедуется и причащается. Всё это, безусловно, очень хорошо. Но в поле зрения его попадают только те греховные поступки, которые он совершил, уже будучи верующим человеком (как правило, это не столь тяжкие грехи), а вот более серьезные греховные деяния, совершенные ранее, как то ускользают от его внимания, а чаще всего просто забываются. Скорее всего, это происходит потому, что всё совершенное ранее не воспринималось человеком (в силу тогдашней его духовной незрелости) за греховные действия. Именно поэтому необходимо совершить генеральную исповедь, за всю прожитую жизнь, как это сделал молодой человек, страдавший глубокой депрессией и успешно справившийся с этим серьезным недугом. Конечно, иногда трудно вспомнить все те поступки и действия, в которых следует исповедоваться. В таком случае предлагаю воспользоваться советом: собираясь в церковь на исповедь и причастие, обязательно прочтите краткое молитвенное правило для подготовки к причастию. После этого своими словами попросите Господа помочь вам вспомнить всё то, в чем следует покаяться. Понятно, что за одну исповедь очистить свою душу от совершенных грехов просто невозможно. Какие то греховные деяния вы сразу вспомните и исповедуете в церкви, а какие то вспомнятся в другой раз. Самое главное – это начать совершать духовную работу, осознав всю неправедность и греховность совершенного ранее.

Далее, необходимо понять для себя, что истинно ценно, а что имеет ценность ложную и преходящую. Ценно всё то, что от Бога. Именно так говорится в 50 м псалме, который все верующие люди читают ежедневно в утреннем правиле:

«…Се бо, истину возлюбил еси, безвестная и тайная премудрости Твоея явил ми еси».

А теперь сравним, что ценно и истинно для чистой, светлой души человека, данной ему Богом при Крещении, то есть души ребенка, с тем, чего желает и ценит душа того же человека, но уже во взрослом состоянии, отягощенная грехами и страстями.

Итак, как мы все хорошо помним даже из своего собственного детства, практически каждому ребенку присуще сострадание (например, забота о несчастных бездомных животных). А что мы имеем потом? Черствость, бездушие, полное безразличие не то что к животным, но и к людям, и порой даже к самым близким.

Ребенок имеет открытую душу, он доверчив и бесхитростен, он не обманывает. А что потом? Подозрительность, скрытность, интриганство, желание «подставить» другого и т. п.

Чистой, светлой детской душе несвойственны зависть, тщеславие, гордыня. Ну о том, какое всё это значение имеет для человека в его взрослом состоянии, можно даже не говорить – и так всё ясно.

Продолжим сравнение. Светлая детская душа воспринимает окружающий мир радостно, ребенку в принципе несвойственны уныние, тоска, печаль, он радуется всему, что видит вокруг, – красивой бабочке, жучку, цветку – одним словом, всякому творению Божиему. Вспомните, как часто у вас бывает без видимых причин плохое настроение, когда ничто не радует, не знаешь, чего хочется, всё валится из рук и просто «полный депресняк».

А теперь не составит особого труда сопоставить всё то, что приобретает душа взрослого человека с теми заболеваниями, который он имеет, не догадываясь даже об истинной их причине. О том, какое губительное действие на душевное и телесное здоровье человека оказывают его греховные страсти, говорилось ранее.

Детская же светлая, чистая душа ничем подобным не отягощена. И только тот, кто в той или иной мере смог сохранить чистоту своей души, всему этому не подвержен, а стало быть, и тем болезням, к которым приводят греховные страсти. Таким образом, избавление от греховных пристрастий – необходимый этап в исцелении от многих недугов.

Не сворачивайте с правильного пути. Часть 2

Перенесемся теперь на много лет вперед. Мама этого ребенка, некогда очень доброго и сострадательного, из самодостаточной здоровой женщины превратилась в старую, больную, требующую внимания и заботы. Ее сын, успешный в жизни человек, материально хорошо обеспечен. Мамин же урок для него не прошел даром: он хорошо усвоил, что самое главное в жизни – это материальное, а не духовное, и «нечего слюни и сопли распускать», жалея кого то. Как вы думаете, будет он себя обременять заботами о матери, если само сострадание к ближнему убито, уничтожено на корню той же, кстати, матерью? Очень сомнительно. Ведь на первом месте у него в жизни его дела, бизнес, новая иномарка и др. А как же мама? Да, надо ей как нибудь позвонить, если время будет. А мама, проглотив всю горечь обиды, никак не может понять: ну почему же ее мальчик, такой нежный, заботливый, такой ласковый, вырос таким черствым, хотя и вполне благополучным человеком? А каким же ему еще было вырасти? Ведь он с детства усвоил мамин урок: сострадание, доброта, любовь ко всему окружающему не стоят ничего, а всё материальное (ковры, мебель, занавески и др.) – вот это что то! Как говорится, что посеем, то и пожнем. Так что, дорогие мамы, если вы сейчас держите в руках эту книгу, призадумайтесь: хотите ли вы в дальнейшем столкнуться с бумерангом черствости, бездушия, несострадания своих детей? Дай бог, чтобы вы сделали правильный выбор.

Продолжая разговор о том, как сами родители калечат души своих детей, рассмотрим еще одну, тоже типичную, ситуацию. Не так давно мне самой довелось наблюдать такую сцену: в маршрутном такси на двойном сиденье в самом конце салона сидела женщина с пятилетней дочкой. Народу в салоне было немного, и девочка, как это вообще свойственно детям, постоянно елозила по сиденью, то вставала, подходила к заднему окну, то вновь садилась. Мама, рассердившись, отругала девочку, после чего та стала просить прощения. Однако мама была абсолютно непреклонна. Ребенок больше пяти раз повторил: «Мамочка, ну прости, пожалуйста», на что мама отвечала категорическим отказом. Откровенно говоря, очень хотелось сказать этой маме: «Господь грешников прощает, а вы собственного ребенка не хотите простить», но не хотелось нарываться на грубость. Так вот интересно, какой урок эта мама дала своей маленькой дочке?

Конечно, просить прощения не надо, всё равно его не получишь. И как вы думаете, будет ли в будущем у этой девочки желание просить у Господа прощение за содеянные грехи, будет ли она покаянием очищать свою душу?

Примеров тому, как сами же родители, совершенно о том не подозревая, уродуют, ожесточают, очерствляют души своих детей, можно привести очень много. И каждый из вас, присмотревшись внимательно к окружающим, с ходу заметит подобные ситуации. Что же получается в конечном итоге? Человек входит в этот мир с чистой, светлой ангельской душой, но, даже не достигнув взрослого состояния, испытывает и получает всё то, что калечит, уродует его душу. Призадумайтесь над этим, пожалуйста, дорогие взрослые!

Итак, для того чтобы сделать первый шаг к избавлению от душевных и телесных недугов, надо прежде всего постараться вернуть своей душе тот прекрасный первоначальный облик, данный Господом. Ведь не может больной дух управлять здоровым телом. А что делает душу больной, мы знаем – это грехи и греховные пристрастия.

«Еще есть время покаяться!» и избежать вечных страданий. Часть 3

Согласитесь, дорогие мои читатели, что именно сейчас, читая вот эти строки, вы почувствовали, как у вас защемило сердце. А иначе и не могло быть: ведь каждый из вас наверняка подумал о том, какой прекрасной была ваша душа с рождения и во что она превратилась сейчас. Безусловно, безгрешных среди нас нет, но ведь так захотелось, чтобы душа стала хоть немного чище, светлей. И как же всё таки жаль, что не удалось сохранить свою душу в том прекрасном состоянии. Так давайте же будем стремиться к тому, чтобы с души, как комья грязи, сбрасывались все грехи, которых не удалось избежать, чтобы душа вновь засияла тем прекрасным светом, который дал ей Господь. Именно в таком состоянии и должна предстать душа каждого из нас перед Господом, когда пробьет положенный ей час. И не надо думать, что времени на искупления грехов и очищение души еще очень много, ведь работы тоже предстоит немало. К тому же никогда никто не знает, когда пробьет этот час. «В чем застану, в том и сужу», – сказал Господь. Так что давайте жить так, чтобы каждый день, каждый час, каждую минуту душа была чистой и прекрасной, очищенной «от всякия скверны».

Несколько раз во время этого сна монахиня Сергия приходила в себя, видела комнату, слышала дыхание спящей родственницы. Сознательно не желая продолжать сновидения, она читала молитву, но снова против воли уходила из себя. Когда она окончательно проснулась, то ясно почувствовала, что умирает, и тут всю свою жизнь ощутила как бесцельную, не приготовившую ее к вечности.

«Даром, даром прожита жизнь», – твердила Сергия и с горячей молитвой приникла к Царице Небесной, дабы Она испросила ей время на покаяние. «Обещаю жить для Сына Твоего», – вылилось из глубины сердца Сергии. И в то же время она почувствовала, словно благодатной росой ее окропило. Жара как не бывало, она почувствовала легкость, возвращение к жизни. Наутро врач констатировал ее полное выздоровление.

Случай видения мытарств грешной души монахини Сергии не единственный в своем роде. Многим известны посмертные приключения Феодоры, когда ей также было дано видеть то, что ожидает человека по окончании его земной жизни. Господь посылает такие видения, чтобы люди знали, за что им в будущей жизни придется держать ответ, и никогда об этом не забывали.

Все те грехи, которые очень часто принимают за особенности характера (зависть, обидчивость, гневливость, раздражительность и др.) не только подрывают телесное здоровье, но, самое главное, наносят серьезный урон здоровью духовному, омрачают душу человека, уродуют ее, обрекая на тяжкие мытарства. Какие мытарства, мучения ждут человека за все эти, такие «обычные» грехи, например раздражительность? Действительно, кто не раздражается? А кто совсем не обижается? Казалось бы, что тут такого? Но, тем не менее, как видим, всё не так уж безобидно.

Хочу обратить ваше внимание на следующие моменты. Какие бы страшные мучения ни ждали человека, у него всегда есть возможность это предотвратить. Помните, как говорил о. Стефан, когда его подопечная подвергалась всем этим ужасам: «Еще не умерла, есть время покаяться!»

Пока человек живет на земле, пока он в сознании, пока он еще дышит, он может и должен очистить свою душу от греха чистосердечным покаянием, он может и должен прийти к Богу.

«Еще есть время покаяться!» и избежать вечных страданий. Часть 2

Оглянувшись, я заметила, что за мной ползет слюна величиной с человеческое тело, но без форм, с лицом женщины. Никакими словами не могу передать ненависть, сверкавшую в ее неотступно смотревших на меня глазах. Это была моя страсть раздражительности. Эта слюна всё время хотела обвить и задушить меня, но духовник отклонял ее мысленно говоря: «Еще не умерла, может покаяться». Неотступно, с нечеловеческой злобой глядя на меня, она ползла за мной почти до конца мытарств. Затем мы подошли к запруде со сложной системой трубочек, через которые просачивалась вода. Это был образ моего гнева, сдержанного, внутреннего, символ многоразличных мысленных злобных настроений, имеющих место только в воображении. Если бы я умерла, то мне пришлось бы словно через эти трубочки протискиваться, процеживаться с невероятными муками. Опять чувство страшной безответной виновности охватило меня. «Ещё не умерла, может покаяться» – подумал отец Стефан и увел меня дальше. Долго еще мне вслед неслись вопли и плеск из реки гнева. После этого мы опять словно поднялись выше и попали в какое то помещение. В углу, как бы отгороженном, стояли какие то чудовища, безобразные, потерявшие образ человеческий и насквозь пропитанные каким то отвратительным срамом. Я поняла, что это мытарства за непристойность, пахабные анекдоты, неприличные слова.

Поблизости, словно при выходе из этого отгороженного закоулка, я увидела свою душу в виде фигурки, заключенную в стеклянную баночку. Это было мытарство за гадание.

Я почувствовала тут, как унижает, умаляет бессмертную душу гадание, превращая ее словно в безжизненный лабораторный препарат».

Много еще мытарств увидела и испытала монахиня Сергия. Видела она и души своих знакомых и родственников, которые испытывали те или иные мытарства за свои грехи. Но самое значимое видение ее ожидало впереди:

«Потом мы вошли в храм. Притвор был в тени, а главная часть храма – залита светом. Высоко в воздухе около иконостаса стояла стройная фигура девушки необычайной красоты и благородства, облаченная в пурпурную мантию. Эта дивная девушка показалась мне необычайно знакомой, родной, но я тщетно силилась вспомнить, кто она: «Кто ты, милая, родная, бесконечно близкая?» И вдруг что то внутри меня сказало, что это моя душа, данная мне Богом, душа в том девственном состоянии, в каком она была из купели Крещения: образ Божий в ней не был искажен. Окружали её святые заступники, не помню кто именно, – один, помнится, был словно в древних святительских одеждах. Из окна храма лился чудный свет, озаряя всё кротким сиянием. Я стояла и смотрела, замирая. Но тут из сумеречной тени притвора ко мне подошло ужасное существо на свиных ногах, развратная баба, безобразная, низкая, с огромным ртом, с черными зубами поперек живота. О ужас! Это чудовище была моя душа в настоящем ее состоянии, душа, исказившая образ Божий, безобразная. В смертной безысходной тоске затрепетала я.

Чудовище как бы хотело прильнуть ко мне со злорадством, но ведущий отстранил меня со словами «Ещё не умерла, есть время покаяться» – и я в ужасе устремилась за ним к выходу. В тени, вокруг колонны, сидели и другие подобные уроды – чужие души, но не до чужих грехов мне было.

Уходя, я оглянулась и опять с тоской увидела в воздухе, на высоте иконостаса, ту родную, близкую и давно забытую, утерянную…»

«Еще есть время покаяться!» и избежать вечных страданий

 

Искреннее покаяние в своих грехах – это первый шаг к Господу, и это очень важно для каждого человека. Насколько это важно, и не только в земной жизни, но и в жизни вечной, видим из описаний мытарств монахини Сергии.

Монахиня Сергия (в миру Татьяна Ивановна Клеменко (1901–1993)) последние годы проживала в Пюхтинском монастыре в Эстонии. В молодости, еще до монашеского пострига, во время тяжелой болезни, по молитвам ее духовного отца Стефана (Игнатенко, умершего в 1973 году), ей дано было видение – прохождение мытарств (мытарства проходит душа каждого человека после его физической смерти), которое она впоследствии подробно записала:

 

«Зимой 1923/24 года я заболела воспалением легких. В течение восьми дней температура держалась на 40,8°. Приблизительно на девятый день болезни я видела знаменательный сон. Еще в самом начале, в полузабытьи, когда я силилась творить Иисусову молитву, меня отвлекали видения: прекрасные картины природы, над которыми я словно плыла. Когда я вслушивалась в музыку или засматривалась на чудесные пейзажи, меня потрясала с ног до головы злая сила, и я скоро принималась за молитву. Вдруг около моей кровати появился мой духовник, иеромонах Стефан. Он, взглянув на меня, сказал: «Пойдем». Памятуя всем сердцем учение Церкви относительно опасности доверия к видениям, стала читать молитву «Да воскреснет Бог…». Прослушав ее с тихой улыбкой, он сказал: «Аминь» – и словно взял меня с собой куда то.

Мы очутились как будто в недрах земли, в глубоком подземелье. Посреди протекал бурный поток с черной водой. Я подумала о том, что бы это означало. И в ответ на мою мысль отец Стефан без слов ответил: «Это мытарство за осуждение. Осуждать никого нельзя, это не прощается…» Мы пошли к истоку ручья вверх и увидели, что он вытекает из под огромных, мрачных, тяжелых дверей. Чувствовалось, что за этими вратами мрак и ужас… «Что же это?» – подумала я. «Там мытарства за смертные грехи», – подсказал мне ответ ведущий. От этих ужасных, закрытых наглухо врат мы повернули обратно и словно поднялись выше. Мы оказались как будто в магазине готового платья. На вешалках кругом висело много одежды. Было нестерпимо душно и пыльно. И тут я поняла, что эти платья – мои мысленные пожелания хорошей одежды в течение всей моей жизни. Душа моя точно претворилась в платье и пребывала в виде манекена, задыхаясь в скуке и томлении. Другой образ страдающей души был здесь в виде манекена, посаженного в клетку и тщательно, модно одетого. И эта душа задыхалась от пустоты и скуки тех суетных желаний, которыми тешилась в жизни мысленно. Мне стало понятно, что в случае моей смерти здесь бы мучилась, томясь, моя душа.

Но отец Стефан провел меня дальше. Я увидела толпу нищих, они окружили меня, протягивали ко мне руки и говорили умом без слов: «Дай, дай!» Я поняла, что этим бедным людям я могла бы помочь при жизни, но почему то этого не сделала. Непередаваемое чувство глубокой виновности и полной невозможности оправдать себя наполнило мое сердце. Мы пошли дальше. Я старалась ступать по следам духовника, если же ступала мимо, то вылезали змеи и старались ужалить меня. Потом мы подошли к бушующей реке. В ней стояли какие то злые человекообразные существа, бросавшие друг в друга с неистовой злобой толстые бревна. Увидев меня, они завопили с такой ненасытной злобой, пожирая меня глазами и стремясь наброситься на меня. Это было мытарство гнева, проявленного, несдержанного.